Используйте промокод AMOR для скидки на цифровые книги 

ГЛАВА 24

С тех пор как Марко О’Шейли решил отправиться за золотом на новую землю, его невеста не знала покоя.

— Может, эта Бразилис вовсе не существует, — говорила Вивиан. — Останься.

Марко ей отвечал:

— Вернусь с деньгами — сыграем свадьбу.

Как возразить ему Вивиан не знала.

Он уехал, а она по ночам не спала, слушала бой часов на городской башне. Время растянулось, как караван бедуинов. Казалось, между ударом и ударом проходила вечность. Если под рыжей копной появлялась мысль — она была лишь о Марко. Если вытекала слеза — она была об ушедшем. Руки и ноги просвечивались — вся кровь Вивиан скопилась в сердце. А оно от дурного предчувствия набухло так, что девушка при ходьбе кренилась влево.

Два года вестей от старателя не приходило. К концу третьего ожидание сделалось для Вивиан тяжелее эбена. Она решила отправиться за женихом на незнакомую землю, как легендарная Инес Суарес отправилась за своим Хуанито.

После трёх месяцев на корабле, изъеденном червями, Вивиан наконец увидела берег. Горячие волны лизали округлые скалы, песчаный пляж принимал чужеземцев в объятия, мартышки в лесу кричали, как бабы на воскресном базаре. Это был красивейший из земных городов — Рио.

Вивиан неделю бродила по улицам, но не встретила Марко. Спрашивала про жениха у местных, пока не узнала, что старатели живут в капитанстве Минас-Жерайс.

— Где оно?

В ответ ей указывали на горизонт, в который упиралась единственная дорога.

Туда шли все повозки, но ни на одной для странницы не находилось места. Она шагала, подобрав до колен платье, и неделями в её днях не было ничего, кроме пыли.

Если в Рио её глаза сияли росой на чернике, то к середине пути сделались как колючки. Кожа стала красной, как торчащая из-под платка шевелюра. Свет, который на неё падал, в любое время дня был свет закатный.

Вместе с Вивиан по дороге шли чужие тени. Переговаривались о замурованном в стену особняка сокровище полустёртыми голосами. Их звук оборачивал девушку рыхлой сетью, волокна которой наслаивались, сплетались. С каждым новым шагом каблуки Вивиан врезались в землю всё глубже — это сердце тяжелело, уже зная то, что голова лишь потом узнает.

Однажды утром Вивиан поддалась слабости и решила вернуться в Рио. Пошла по своим же следам и встретилась с цирком.

— Ты куда? — спросили женщину.

— Обратно.

— Обратно всегда успеешь. Пойдём с нами в Минас-Жерайс.

Артисты впитали в себя Вивиан, довели до Вила-Рики. Чтобы быть полезной, девушка натирала луковицами их мозоли, поила настойкой шалфея, дабы прибавить циркачам силы; кормила шариками из травы ахенхо, чтобы излечить от ночной ностальгии. Когда шли по горам, заваривала листочки аро-мачадо, чтобы зажечь внутри огонь и согреть тело.

В Вила-Рике странница первым делом направилась в еврейскую лавку и обменяла отцовский портсигар из слоновой кости на рейсы. Сняла дешёвую хижину на окраине за мостом, заварила стебельки руты, которая делает умнее и чувствительнее к обману. Пила настой по утрам, днями ходила от шахты к шахте, называла фамилию жениха, но ответа не получала.

Однажды вечером Жумбо, правая рука Чико-Рея, постучался в дверь Вивиан и сказал, что старатель Марко О’Шейли работал в шахте Санта-Роза. Год назад разбогател, женился на дочке часовщика и с ней уехал.

В тот миг веревка, что годы тянула за собой Вивиан, перетёрлась и оборвалась.

— И вы, сеньора, лучше уезжайте отсюда, — произнес Жумбо.

Но на путь домой у Вивиан не было денег. Она напросилась в помощницы к лекарю из Старого Света. Днём собирала, сушила, толкла в порошки травы. По вечерам, когда закрывалась аптека, шла в церковь, садилась на колени перед святой девой и умоляла сделать так, чтобы Марко О’Шейли, где бы он ни был, наелся плодов ядовитой атрофы или семян чилибухи.

В той церкви до последнего света трудился скульптор Лишбоа, превращал камни в лозы, завитки, силуэты. Не замечал ни прихожан, ни прихожанок, но рыжую Вивиан тяжело было не заметить.

— Когда Господь красил ваши волосы, разбрызгал на лицо краску, — крикнул он из-под потолка чужестранке.

Вивиан посмотрела на мастера и улыбнулась впервые за три с половиной года. В тот миг Марко О’Шейли исчез из её мыслей, как исчезли в джунглях все, кто искал Пайтити.

Это отрывок из романа "Бразилис". Купите книгу, чтобы прочитать её целиком.

Купить роман "Бразилис"