ЧАСТЬ ЧЕГО-ТО

На историю "Часть чего-го" вдохновил фрагмент биографии Памелы Трэверс, той самой, которая написала "Мэри Поппинс". Всё, что описано в рассказе, произошло в действительности.
Эта женщина оборвала связь со своим родом и хотела навязать этот же путь мальчику, которого усыновила. Но тот случайно встречает своего брата-близнеца и узнает, что у него, оказывается, есть огромная кровная семья. Крепкому семейному дереву - расти и давать плоды. Одиночкам - жить в тишине своих стен.

 

— Где ты так долго был? Я тебя заждалась. Чего молчишь? Ну-ка, иди сюда.

Женщина обхватила ладонями лицо Камиллуса и повернула его к свету ламп.

— Что случилось?

— Я встретил его.

— Кого?

— Точно такого, как я.

— Камиллус, ты пил?

— Начался ливень, я зашёл в паб. Не мог просто так там стоять, заказал чай, но у них был только эль.

— Молодой человек!

— Тогда ко мне подошёл он.

— Кто к тебе подошёл?

— Энтони Хоун.

Женщина упёрлась рукой в стену, губы её повторили:

— Хоун… И что? Что?

— Присвистнул: «Чёрт бы меня побрал! Братишка, думал не встречу тебя никогда». С его одежды текло. Битые коричневые сапоги. Узлы на шнурках… Я хотел отвернуться и не слушать его. Но не мог!

Юноша уткнулся лбом в парчовый жакет матери и зарыдал:

— Он точно такой же, как я!

Женщина взяла за плечи Камиллуса и отстранила его.

— Молодой человек, держите себя в руках.

Она погасила две лампы, направляясь в свой кабинет. Взяла стакан с письменного стола, сделала резкий глоток.

— Куда? Камиллус, всё мокрое — прочь.

Но юноша шёл к ней, словно свирепый медведь. Следы от его грязных ботинок навсегда впечатались в рисунок ковра.

— Памела, кто я?

— Мама, пожалуйста. Я твоя мать.

— Правда? Тогда кто такой Энтони Хоун?

— Тот, кто родился перед тобой и очень похож на тебя.

Женщина села за стол, распахнула серебряный портсигар: он оказался пуст.

— Чёрт! Чёрт! За что мне это?

Камиллус встал позади неё, у окна.

— Да, Энтони Хоун твой брат-близнец. Я взяла только тебя.

— Господи! Почему?

— Чтобы дать тебе шанс думать, что никто в мире не похож на тебя.

Она закрыла глаза, глубоко вздохнула и допила всё, что ей мог предложить стакан.

— К тому же звезды сказали, что должен быть только ты.

— Должен быть только я?

— Григорий гадал мне на картах. Выложил комбинацию, долго её изучал и произнёс: «Твой будет тот, кто придёт седьмым». На следующий день мне позвонил Джозеф Хоун. Поведал про пополнение в его семье; пожаловался, что семерых ему никак не поднять. Спросила: «Семерых? Их же вчера было пять!» «В этот раз двойня», — был грустный ответ. Я вспомнила про предсказание Григория и сказала Джозефу, что с удовольствием усыновлю младшего из близнецов.

— Почему ты никогда не рассказывала мне про мою семью?

— Не хотела, чтобы ты чувствовал себя частью чего-то, к чему не должен принадлежать.

— Частью чего?

— Бедноты!

— Вот как?

— Ты был предсказан Григорием и выбран мной. А ты знаешь, кто такой Григорий? Его мнением дорожат короли. Даже представить не можешь, через что мне самой пришлось пройти, чтобы оставить позади нищету. Отгородиться от неё стеной, кирпич за кирпичом. У нас в Австралии тоже была большая семья. Я была старшей, а старшие — самые лишние из всех ртов. В семнадцать лет я покинула дом и уехала в Сидней. Там выучилась как прокормить себя — ценнейшей, мой мальчик, из всех наук.

Женщина замолчала, снова раскрыла пустой портсигар.

— Посмотри на роскошь, которую я с рождения тебе дала. Хочешь быть, как они?

— Если у меня с ними общая кровь, почему я должен стыдиться их?

Женщина фыркнула:

— И чего люди так цепляются за кровную связь? Гораздо важнее родство, которое нам посылает судьба.

— Никогда не прощу тебя за твоё вранье.

Камиллус поднялся к себе, сбросил мокрую одежду на пол. Надел фланелевую пижаму, улёгся под одеяло шепча:

— У них шесть детей. Всего нас семеро. Интересно, сколько у меня кузен и кузин?

Он закрыл глаза, слушал лондонский дождь и гадал, какие у них могут быть имена.

Одинокая леди сидела в кабинете и смотрела в пустой портсигар. Поднялась, набросила пальто и пошла за табаком в магазин на углу. На обратном пути открыла почтовый ящик. Достала журнал, открытку — поздравление с Рождеством, два письма: из Ирландии и США. Из Австралии — ни одного.


 
 

Лишь одна из множества историй, которые останутся у вас в сердце. 

Купите книгу, чтобы прочитать их все.

Купить сборник "Лучше журавль"