Самые оригинальные начала произведений

Начало есть более чем половина всего.

Аристотель

Моя подборка самых интересных зачинов (из тех произведений, что побывали у меня в руках). Итак...

 

Лаура Эскивель начинает "Шоколад на крутом кипятке" с рецепта:

 "РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПИРОГИ

   ПРОДУКТЫ:
   1 банка сардин,
   1/2 сардельки,
   1 луковица,
   душица,
   1 банка индейских перчиков,
   10 галет.
   Способ приготовления:
   Мелко накрошить луковицу. От себя посоветую вам положить маленький кусочек лука на темя — этим вы избежите слезотечения, которое случается всякий раз, когда начинаешь резать лук. Что касается слез, то беда не в том, что они льются, едва приступишь к резке, а в том, что иногда начнешь плакать от рези в глазах и не в силах остановиться. Не знаю, как с вами, а со мной это, по правде сказать, бывало. И не один раз. Мама говорила, потому это, что к луку я чувствительна, как Тита — моя двоюродная бабка..."

 

Карсон Маккалерс начинает рассказ "Кто увидел ветер" с описания писательского блока:

"Весь день Кен Харрис просидел над пустой страницей, заправленной в пишущую машинку..."

 

Надежда Тэффи в рассказе "Ревность" сразу вплетает в повествование кровавый след:

"Почти каждый день найдете вы в газетах известие о том, что кто-нибудь совершил убийство из ревности..."

 

Жоржи Амаду начинает книгу "Дона Флор и два её мужа" с записки к автору от героини: 

"Дорогой друг Жоржи Амаду!

Если говорить откровенно, то мой пирог из маниоки не имеет определенного рецепта. О том, как его готовить, мне рассказала дона Алда, жена Ренато, который работает в музее. Однако, прежде чем я научилась выпекать его как следует, мне пришлось немало повозиться. (Впрочем, кто же научится любить, не любя, или жить, не прожив жизни?)..."

 

Том Макинтайр начинает свою "Притчу" с цепляющего описания персонажа:

"Эйлин — хилая бабка, синие глазки-щелочки, лицо с кулачок, космы немытых седых волос. .."

 

Ф. С. Фицджеральд в рассказе "Даймонд Дик" интригует читателя первым же предложением:

"Весной 1919 года, когда Дайана Дики возвратилась из Франции, ее родители думали, что за прежние прегрешения она расплатилась полностью..."

 

Рэй Брэдбери в моем любимом рассказе "Всё лето в один день" сразу использует диалог:

— Готовы?

— Да!

— Уже?

— Скоро!

— А ученые верно знают? Это правда будет сегодня?

— Смотри, смотри, сам видишь!

 

Ромен Гари в "Старой-престарой истории" сразу приводит географические сведения:

"Столица Боливии Ла-Пас расположена на высоте пять тысяч метров над уровнем моря..."

 

Милорад Павич в "Вывернутой перчатке" заставляет заинтересоваться предметами:

" В тот осенний полдень 1810 года Доситей собирался подстричься ножом, глядя в перстень, в котором вместо камня было выпуклое зеркальце. Но не нашел перчатку. А голой рукой он никогда не дотрагивался до волос. Перчатка, которую он искал, была красивой – белой на зеленой шелковой подкладке..."

 

О'Генри начинает "Дары Волхвов" всегда актуальным - деньгами:

"Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу..."

 

Братья Стругацкие в "Бедные злые люди" применяют абсурд:

"Царь сидел голый. Как нищий дурак на базаре, он сидел, втянув синие пупырчатые ноги, прислонясь спиной к холодной стене..."

 

Рэй Брэдбери начинает рассказ "Калейдоскоп" взрывом:

"Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты. Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб..."

 

Милорад Павич в произведении "Чай для двоих" сразу обращается к читателю:

"Дорогой читатель, автор советует вам не браться за этот рассказ в среду и ни в коем случае не делать этого, пока не наступил май. А лучше всего рассказ читается вечером в постели. Вы сами поймете почему. И скажу сразу — в рассказе нет героев, единственные герои — это вы, читатели..."

 

Какое начало понравилось вам больше всего?

Как начинается ваше любимое произведение?

Угостить автора чашкой кофе и получить книгу