Чему меня научил Вьетнам

Вьетнам как бог Шива — протягивает множество рук путешественникам и на каждой ладони предлагает нечто необычное. Здесь и ступенчатые рисовые холмы, которые переливаются на солнце ярче колумбийских изумрудов. И пляжи, бесконечные, как дни в детстве; и корабли с алыми парусами, что скользят меж островков бухты Халонг. Но содержимое лишь нескольких ладоней Вьетнама-Шивы открывает нам настоящую душу страны. Речь пойдет именно о них.


 

Дельта реки Меконг

 

Жизнь проста. Каждым утром на рассвете я ем белый рис.

 

В этом хайку всё. Едва ли можно лучше описать вьетнамскую манеру жить. День каждого вьетнамца начинается с тарелки риса, ей же и заканчивается. Река Меконг — рисовая кормилица Вьетнама. Она же защитница. Во время последней войны множество семей погрузили свои дома на лодки и стали плавать по реке — там ливню из американских бомб их было не достать. Многие до сих пор продолжают так плавать, доверяя реке больше, чем твердой земле. Их плавающие жилища легко увидеть в некотором отдалении от берега. За несколько долларов любой лодочник у пристани приблизит вас к этим плавучим деревням. Вглядитесь в быт этих людей и убедитесь, как мало вещей нужно для жизни.

 

Музей американских военных преступлений в Хошимине

 

Недавно его переименовали в Музей жертв войны, но прежнее название лучше отражает содержание. Мало стран, которые пережили столько войн, сколько их пережил Вьетнам. Но последний одиннадцатилетний конфликт с американцами, пожалуй, был самым страшным. Военные США уничтожили половину населения Вьетнама, сбросили на страну порядка десяти миллионов бомб, сожгли и отравили плодородные поля напалмом и фосфорной взрывчаткой.

 

Экспозиция не для слабонервных. Цифрами, фактами, фотографиями она исполосует сердце каждого мыслящего человека. Но это лучшее место, чтобы понять: Вьетнам пережил ад, но всё, даже самое страшное, проходит. Главное — смотреть вперед.


 

Туннели Кути

 

Карта многоэтажных партизанских туннелей общей протяженностью 150 км — великолепная иллюстрация к словам Хемингуэя: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

 

Туннели Кути учат каждого путешественника: шанс есть, даже когда кажется, что совсем нет шансов. Когда под наступлением армии США вьетнамцам некуда было идти, «чарли» ушли под землю. Не имея более ли менее приличного арсенала, они начали сооружать хитроумные ловушки для американских солдат, занимались психологической атакой, отчего военные-пришельцы стали называть местность вокруг деревеньки Кути самым страшным местом на земле.

 

Теперь любой может забраться в подземный город через лаз-невидимку, согнувшись, пройти по туннелям (в некоторых местах они специально расширены для западных туристов), и убедиться, что сила для борьбы с неприятелем — не главное. Главное — смекалка.

 

Линь-Фуок или Пагода вьетнамских рекордов

 

Что вы делаете, когда разбиваете что-то из посуды? Ахаете, сетуете на свою неосторожность, собираете осколки в совок и отправляете в мусорку. Вьетнамец в подобной ситуации скажет: «Так лучше! Раньше ты, дорогая тарелочка, радовала только меня, а теперь порадуешь других людей» и пошлет осколки в город Далат, где вот уже почти семьдесят лет строят храм из битого стекла и керамики.

 

За одной пагодой там вырастает другая, всё потому, что осколки продолжают стекаться сюда со всей округи. Обратите внимание на 49-метрового змея у искусственного пруда, чешуя которого сделана из 12 000 битых бутылок. На стене соседней с ним башни Бао-Бао нашли последнее пристанище тысячи разбитых чашек. Там же, на втором этаже, находится самый большой колокол в центральном Вьетнаме. К нему можно приклеить бумажку с желанием, а чтобы отправить свою мечту к Будде, нужно три раза ударить в колокол. А потом долго и упорно работать — тогда желание непременно сбудется.

 

Рыбацкая деревня Муйне

 

Вьетнамцы — несокрушимый народ. Как только не издевались над ним враги и собственные правители, вьеты приспосабливались ко всему. Введут 200% налог на автомобиль — вьетнамец покупает скутер. Обложат пошлиной на ширину дома с выходом на улицу — вьетнамец строит узкий  «пенал». Собирают плату за использование лодки — вьетнамец выходит рыбачить в круглой «корзине» — именно такими заполнено побережье близ поселка Муйне.

 

Там, в перерывах между купанием в горячем море, можно понаблюдать за местными рыбаками. Они определяют время по солнцу, скопление рыбы — по цвету воды, расстояние до дома — по силе ветра. Тем более, что место располагает для наблюдения: побережье заполнено отелями, а у дороги вдоль побережья есть много ресторанов с русским меню. Недельный отдых на побережье близ Муйне станет отличным завершением путешествия по дельте Меконга и Хошимину.

 

Быть не дубом, а ивой, сгибаться под напором сложностей и становиться ещё крепче — эту истину во Вьетнаме усвоил каждый. Спрячьте фотоаппараты и телефоны в рюкзаки, сядьте на берегу, пошире откройте глаза и поучитесь у вьетнамцев жить и наслаждаться жизнью вопреки всему.

 

Путешествие по Вьетнаму вдохновило меня на несколько историй: "По капле возвращать дождь", "Двадцать новых истин", "Летучая рыба". Все истории вошли в сборник "Авантюрин".

 

За рассказ "По капле возвращать дождь" я получила две литературные награды и государственную медаль. Легендарный литературный журнал "Наш Современник" опубликовал эту историю на своих страницах. Читайте целиком здесь.