Мои любимые цитаты Ильфа и Петрова

Редакция газеты “Правда” в начале 30-х годов прошлого века отправила в Америку на культурную разведку двух специальных корреспондентов. Светлые умы одесситов Ильфа и Петрова не были заражены советской пропагандой, поэтому журналисты описывали Соединенные Штаты как иностранцы с широко открытыми глазами, которым интересно все: жизнь простых американцев, мегаполисы, вигвамы, мексиканские деревни, еда, заводы, природные достопримечательности.

Отчет о путешествии Ильфа и Петрова “Одноэтажная Америка” помог советским людям осознать идеологическую пропасть между двумя державами и познакомил с такими явлениями, как жизнь в кредит и идеология потребления. Издание News Courier назвало его “одной из лучших книг, написанных об Америке иностранцами”. Это произведение – инструкция как надо путешествовать: на что смотреть, с кем разговаривать, что фотографировать. А пока вы ищете “Одноэтажную Америку” в семейной библиотеке, почитайте мои любимые высказывания её авторов.

 

  • “Пишите только то, что вы думаете. Не для Англии, не для Франции, пишите для всего мира”.

 

“Если вы видите смеющегося американца, это не значит, что ему смешно. Он смеется по той причине, что американец должен смеяться”.

 

  • "Иногда бывает полезно для лучшего знакомства со страной покинуть ее на один день".

 

"Пассажир третьего класса не видит корабля, на котором он едет".

 

  • “Закат был чистый, наивный, будто его нарисовала провинциальная барышня задолго до того, как в голову ей пришли первые, страшные мысли о мужчинах”.

 

“Скрипка – опасный инструмент. На нем нельзя играть недурно или просто хорошо, как на рояле. Посредственная скрипичная игра ужасна, а хорошая – посредственна и едва терпима. На скрипке надо играть замечательно, только тогда игра может доставить наслаждение”.

 

  • “Трудно поверить, но какие-нибудь семьдесят лет тому назад на углу Пятой авеню и 42-й улицы, на том месте, где за пять минут скопляется такое количество автомобилей, какого нет во всей Польше, стоял деревянный постоялый двор, выставивший к сведению мистеров проезжающих два многозначительных плаката:

       НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ЛОЖИТЬСЯ В ПОСТЕЛЬ В САПОГАХ

       и

       ЗАПРЕЩЕНО ЛОЖИТЬСЯ В ОДНУ ПОСТЕЛЬ БОЛЬШЕ ЧЕМ ШЕСТИ ПОСТОЯЛЬЦАМ”.

 

“Кока-кола” действительно освежает гортань, возбуждает нервы, целительна для пошатнувшегося здоровья, смягчает душевные муки и делает человека гениальным, как Лев Толстой”.

 

  • “...Нью-Йорк не из тех городов, где люди движутся медленно. Мимо нас люди не шли, а бежали. И мы тоже побежали. С тех пор мы уже не могли остановиться. В Нью-Йорке мы прожили месяц подряд и всё время куда-то мчались со всех ног. При этом у нас был такой занятой вид, что сам Джон Пирпонт Морган-младший мог бы нам позавидовать. При таком темпе он заработал бы в этот месяц миллионов шестьдесят долларов”.

 

“В парикмахерской на Мичиган-авеню, где мы стриглись, один мастер был серб, другой – испанец, третий – словак, а четвертый – еврей, родившийся в Иерусалиме. Обедали мы в польском ресторане, где подавала немка. Человек, у которого мы на улице спросили дорогу, не знал английского языка. Это был грек, недавно прибывший сюда, прямо к черту в пекло, с Пелопоннесского полуострова. У него были скорбные черные глаза философа в изгнании. В кинематографе мы внезапно услышали в темноте громко произнесенную фразу: “Маня, я же тебе говорил, что на этот пикчер не надо было ходить”.

- Вот, вот, мистеры, – говорил Адамс, – вы находитесь в самой настоящей Америке”.

 

Угостить автора чашкой кофе и получить книгу